• 30.09.2015

    Атмосфера туманной законности. Интервью с адвокатом Владимиром Ряховским

    Интервью с сопредседателем Славянского правового центра, членом Совета по правам человека при Президенте РФ адвокатом Владимиром Ряховским.

    В июле 2015 года Госдума РФ во втором и третьем чтениях приняла законопроект, который внес существенные поправки в действующий закон о свободе совести. Документ отменяет требование о необходимости подтверждения 15-летнего срока существования религиозной группы для ее регистрации в качестве юридического лица (от этого правила освобождались только те общины, которые регистрировались в рамках централизованной организации). Кроме того, согласно принятому закону, религиозным группам необходимо будет в письменной форме уведомлять территориальный орган исполнительной власти о своем создании. Эти новшества в законодательстве вызвали сильное беспокойство среди религиозных общин, которые давно и пристально следят за попытками Минюста РФ каким-либо образом контролировать религиозную жизнь в самых разных ее проявлениях (начиная с 2006 года появлялись законопроекты о регулировании миссионерской деятельности, а также о том, чтобы ликвидировать сам статус религиозной группы, подчинив всю религиозную жизнь строгой регламентации).

    В связи с этим портал «Религия и право» обратился за разъяснениями к адвокату и члену Совета по правам человека при Президенте РФ Владимиру Ряховскому.

    — Уважаемый Владимир Васильевич, как Вы думаете, для чего понадобилось вносить изменения в Закон о свободе совести, который, как неоднократно подчеркивали правоведы и сами религиозные деятели, доказал свою эффективность и стал залогом соблюдения свободы религии в России?

    Главной причиной внесения изменений в религиозное законодательство стала необходимость исполнения решения Европейского суда по правам человека, вступившего в силу 10 марта 2010 года. Тогда ЕСПЧ установил, что прописанное в Законе «О свободе совести и о религиозных объединениях» «правило 15 лет» «не отвечает критерию необходимости в демократическом обществе, который является одним из условий правомерного ограничения прав и свобод человека». ЕСПЧ обязал Россию убрать из Закона о свободе совести требование 15-летнего срока существования для вновь регистрирующих религиозных объединений, не входящих в структуру централизованных организаций. Долгое время этот вопрос находился в подвешенном состоянии, пока в Госдуму РФ не был внесен соответствующий законопроект.

    Вместе с тем, государство не оставляло мысли поставить под свой контроль не только новые религиозные движения, но и представителей различных традиционных религий, которые не входят в структуру действующих централизованных религиозных объединений. То есть идея контроля религиозных движений касается не только каких-то новых групп. Например, если баптистская община хотела зарегистрироваться автономно, то на нее также распространялось правило 15-летнего срока.

    Законодатели решили пойти, если можно так выразиться, половинчатым путем — формально изменения вроде бы внесены и было исключено упоминание о 15-летнем сроке, но ограничения остались. В настоящее время религиозные организации могут получить статус юридического лица, независимо от того, входят они в централизованную организацию или же нет. Однако если община не входит в централизованную структуру, то она существенно ограничивается в своих правах сроком на 10 лет.

    — Получается, что 15 лет отменили, а 10 лет ввели, хотя формально община получает статус юридического лица. Насколько на ваш взгляд вновь создаваемая община будет поражена в правах и приведет ли это к дискриминации?

    Таким организациям запрещено в течение 10 лет со дня их государственной регистрации создавать образовательные организации, учреждать СМИ, иметь при себе представительство иностранной религиозной организации, проводить религиозные обряды в детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы. Кроме того, такого рода общины лишены права создавать централизованные организации. Они могут лишь создавать местные организации, которые также не могут осуществлять полноценно свою деятельность в течении 10 лет. Рано или поздно некоторые общины столкнуться с этой проблемой, и тогда этот вопрос уже может стать предметом рассмотрения в Конституционном суде РФ.

    — В чем суть изменений, которые касаются религиозных групп?

    Действительно, одновременно с этими дополнениями Минюст РФ и Госдума РФ существенно изменили законодательство в части, которая касается религиозных групп. До принятия этого закона было две формы существования общины — без регистрации в виде религиозной группы и в форме зарегистрированной религиозной организации. До июля 2015 года существовал следующий порядок. Если религиозная группа хотела преобразоваться в религиозную организацию, то она должна была уведомить о начале своей деятельности органы местного самоуправления. Законодатель не прописывал форму и порядок такого уведомления, и главное оно не было обязанностью, а являлось лишь правом религиозной группы. При этом, закон не ограничивал и не устанавливал численный состав группы.

    С июля 2015 года религиозная группа, как указано в Законе о свободе совести, уведомляет о начале своей деятельности. И хотя авторы закона и те, кто его принимал, прямо не указали, что группа обязана уведомлять, но это все-такие следует из смысла данной нормы, то есть группы вроде бы должны уведомлять, а значит и обязаны.

    По крайней мере, правоприменитель, ссылаясь на эту норму Закона, будет считать, что группы обязаны уведомлять о своей деятельности органы юстиции.

    — Религиозные группы будут поставлены, таким образом, на учет, а уведомление становится своего рода псевдоотчетностью, поскольку от группы граждан вроде бы Минюст не может потребовать ничего конкретного?

    Те документы и сведения, которые группы должны предоставлять — это отдельная тема. Группа должна предоставить вероучение, сведения о месте собрания группы, то есть помещении, предоставляемом кем-либо из ее участников. Но возникает важный вопрос, которым будут задаваться и верующие и органы контроля: если мест собрания много, то надо указывать все места? А если места меняются, то надо уведомлять постоянно об этих изменениях? Вдруг группа, как это часто бывает, собирается у того человека, у которого сегодня дома свободно и можно придти в гости. На практике вполне могут придти и проверить, и сказать, что в уведомлении указан не тот адрес.

    Помимо этого, не совсем понятно, кого указывать в качестве членов религиозной группы. Это все лица, входящие туда, или же какой-то минимум, или это круг основателей религиозной группы. Закон не устанавливает определенной численности группы — там может быть и 2-3 человека и 200-300. По смыслу указывать надо всех, кто входит в религиозную группу, то есть если к группе присоединится еще человек, то у него надо сразу брать паспорт и уведомлять потом о его участии в группе Минюст. Только после этого все они могут посещать собрания группы, иначе контролирующие органы скажут, что «вы не уведомили должным образом». Таким образом, условием вхождения в группу уже становится наличие паспортных данных человека в уведомлении.

    Наряду с этим, у религиозной организации, в отличие от группы, как правило, нет фиксированного членства, и сведения организация подает только о 10 учредителях, а не обо всех своих членах и участниках. Как поступать в этом случае, когда к группе можно предъявить больше требований, чем к организации?

    — Такое впечатление, что законодатели не хотели принимать запретительный закон в отношении религиозных групп, подобно тем законам, которые давно приняты в республиках Центральной Азии, где нельзя действовать без регистрации вообще. Вместе с тем, разработчики хотели ужесточить контроль над группами, но с помощью какого-то туманного закона, положения которого не похожи на закон. В них нет четких формулировок.

    В том то и дело, что неопределенность и расплывчатость формулировок и предъявляемых требований приведет к расширительному и избирательному толкованию и непременно будет связано с нарушением прав граждан. Обязаны или нет группы предоставлять абсолютно все сведения, неясно.

    — Возникает естественный вопрос — как можно наказать за невыполнение расплывчатых требований по уведомлению о деятельности религиозной группы?

    Прямые санкции за нарушение норм об уведомлении о своей деятельности для религиозной группы не установлены. Но вполне могут применяться административные меры, предусмотренные ст. 19.7 КоАП РФ.

    Согласно этой статье, непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу), орган (должностному лицу), осуществляющий (осуществляющему) государственный контроль (надзор), муниципальный контроль, сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, либо представление в государственный орган (должностному лицу), орган (должностному лицу), осуществляющий (осуществляющему) государственный контроль (надзор), муниципальный контроль, таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от ста до трехсот рублей; на должностных лиц — от трехсот до пятисот рублей; на юридических лиц — от трех тысяч до пяти тысяч рублей.

    Поскольку членами религиозной группы являются именно граждане, то для них может быть предусмотрен штраф от 100 до 300 рублей. Составлять протокол по такого рода нарушениям могут сотрудники полиции, а суд принимает решения о назначении административного наказания в виде штрафа.

    — Конституция РФ гарантирует свободу совести индивидуальное или совместное исповедание веры каждому гражданину. Теперь что-то изменится?

    Согласно ст. 3 Закона о свободе совести совместное исповедание веры возможно в виде религиозной группы и религиозной организации. Но многие эксперты стараются объяснить по-своему сложившуюся ситуацию, разделяя исповедание веры на три вида — индивидуальное, совместное и путем создания группы или религиозной организации. Это означает, что может быть совместное исповедание веры с созданием группы и без. В реальности попытки отделить группу от просто совместного исповедания веры в индивидуальном порядке превращаются в схоластику, так как на практике отделить эти два вида невозможно. Так, могут собираться 50 человек, все они могут заявить, что они не являются религиозной группой. Остается масса вопросов — являются ли эти люди по закону уже группой и могут ли они себя группой не называть?

    Однако, к примеру, по Уголовному кодексу преступление совершается группой лиц, а это уже 2-3 человека. И представители органов власти все равно будут считать этих людей группой, даже если они себя таковой не считают.

    В судебном порядке, конечно, если будут возникать проблемы со штрафами в отношении религиозных групп, адвокат должен доказывать, что нет обязанности уведомлять органы власти. Кроме того, согласно духу Конституции РФ и Закона о свободе совести, должно быть право на совместное исповедание веры без формализации. Суды, споры и конфликты по этой теме, несомненно, еще предстоят нам.

    — Видите ли Вы позитивные моменты в принятии новых поправок?

    Среди положительных моментов новых поправок в Закон о свободе совести — указание на то, что деятельность по обучению религии и воспитанию своих последователей, не является образовательной деятельностью и не требует лицензирования. Это стало результатом целого ряда дел (самое громкое было в Смоленске в отношении методистской церкви), когда прокуратура добивалась закрытия воскресных школ и ликвидации религиозных организаций за наличие учебного процесса без лицензирования. В конце концов Верховный суд РФ принял решение в пользу религиозных организаций, а теперь и внесено уточнение в законодательство.

    Другая поправка способствует укреплению структуры централизованных организаций. Ранее Минюст РФ настаивал, что в структуру централизованной религиозной организации могут входить местные религиозные организации, но не могут входить группы. Сейчас сведения о религиозных группах может подавать централизованная организация, а значит группы могут входить в ее структуру. С другой стороны, опять остается проблема подачи сведений о местах собрания групп и их участников.

    — Большинство последователей религиозных объединений как христианских, так и мусульманских, иудаистских, буддистских собирается не только в храмах, синагогах, дацанах или мечетях, но и по домам. Стоит ли этим собраниям верующих волноваться и готовить документы в местное управление Минюста?

    К примеру, в протестантских церквях практически все крупные общины разделены на домашние группы или ячейки, в которых люди собираются помимо воскресного богослужения. Однако ячейки следует рассматривать как часть действующей религиозной организации и ее деятельности, но не отдельные религиозные группы. А зарегистрированная религиозная организация может проводить богослужения или собирать верующих как в своем здании, так и в жилых помещениях. Например, воскресное богослужение проводится в Доме молитвы, а группы верующих той же церкви могут собраться на неделе хоть в 20 местах.

    — Многие религиозные группы будут бояться попасть в определенные списки, может быть вообще в таком случае не уведомлять Минюст о своем существовании. Как поступать и что Вы ожидаете от применения нового Закона о свободе совести на практике?

    В случае возникновения спорных случаев и конфликтов с проверяющими органами, вполне обосновано будет оспорить положения закона в Конституционном суде РФ как недобросовестные и провоцирующие произвол. Очевидно, что к кому-то требования будут предъявляться, а к кому-то нет. Группы находятся в неопределенном положении — как подавать сведения, что учитывать, а что нет, неизвестно. Можно сказать, что у религиозной группы могут быть проблемы, как если она не уведомит, так и если уведомит. Если верующие уведомили о своем существовании, значит, их можно проверять в дальнейшем. Причем под законодательство о проведении проверок религиозные группы не подпадают — то есть сотрудники Минюста РФ, которые будут получать уведомления от групп, не могут их проверять, так как Минюст РФ по регламенту проверяет только религиозные организации.

    Это вполне может привести к полному волюнтаризму при проверке религиозных групп. Периодичность проверок, порядок их проведения прописан ведь только для юридических лиц. В любом случае судебная практика обнажит все противоречия. Вопросов больше, чем ответов.

    Беседовал Роман Лункин.

    Источник: Религия и право


Тэги
Развернуть