• 20.01.2015

    От «Крокодила» до «Шарли»: «Попов - можно, пророков - нельзя»

    Вместе с экспертами мы искали грань между искусством и экстремизмом, иронией и разжиганием межнациональной розни. Мы узнали, где кончается свобода слова, и что Роскомнадзору самому сложно определить грань.

    Роскомнадзор настоятельно рекомендовал российским СМИ не публиковать карикатуры на религиозную тему, так как они [возможно] нарушают «закон об экстремизме» (разжигая межнациональную вражду). Первой ласточкой был запрет перепечатывать карикатуры французского журнала Charlie Hebdo, редакцию которого исламисты расстреляли за карикатуру на Мухаммеда (что привело к небывалой популярности издания — тем более, что следующий после трагедии номер также вышел с карикатурой на пророка). Теперь же российское ведомство намерено запретить любое публичное высмеивание религиозной темы. Объясняется это тем, что «публикации в российских СМИ карикатур подобного содержания вступают в противоречие с этическими и морально-нравственными нормами, выработанными за века совместного проживания на одной территории представителей разных народов и религиозных конфессий». Может ли выставка в Эрмитаже оскорбить чувства верующих? Что было бы, если бы карикатуры на Мухаммеда появились в российских СМИ? Будет ли считаться криминалом публикация карикатур из советского сатирического журнала «Крокодил», где целые номера посвящали высмеиванию попов? Где грань между объектом культа и рисунком, который может оскорбить чувства верующих? Разбирался «Санкт-Петербург.ру» вместе со специалистами.

    «У нас сильное государство, сила которого заключается в авторитаризме, — прокомментировал на условиях анонимности аспирант МГИМО и востоковед. — И мы не можем допустить себе проблемы с мусульманами — мусульмане в России исторически часть общества. И — возвращаясь к моему первому утверждению — проблемы на социальном уровне у нас традиционно решаются сильной авторитарной властью. А не идиотизмом либерализма — европейцы уже давно загнали себя в тупик со своими либеральными ценностями. С другой стороны — у нас давно уже тенденция на оцензуривание или оконтроливание СМИ, а инцидент с карикатурами — лишний и формальный повод. У нас карикатуры бы не появились. А если допустить, что да — это было бы не государственное СМИ, а „либералы“ типа „Дождя“. И за это они бы крупно получили от Кремля по голове, причем это бы красиво раздули до пиар-кампании типа „Кремль за терпимость“, „русский народ — многонациональный народ“ с подоплекой „мы лучше и выше этих идиотов либеральных в Европе“.

    Представители сферы искусства уверены, что запрет Роскомнадзора имеет силу только в отношении объектов культа, а никак не светской религиозной живописи. Но если в православии как таковой „светской“ живописи нет, то „ранить религиозные чувства“ католиков теоретически может даже выставка Фрэнсиса Бэкона, которая сейчас проходит в Эрмитаже.

    „Портрет папы Иннокентия X“ Френсиса Бекона, экспонируемый в Главном штабе, не имеет ничего общего с произведением религиозного культа, он создан светским художником для музеев и галерей. На картине — религиозный деятель, и манера изображения Бекона идет в разрез с традиционными представлениями об изображениях подобно рода, но можно ли расценивать это как оскорбление чувств людей, исповедующих католичество? Это скорее художественный вымысел, который может оскорблять или не оскорблять зрителя как любое произведение искусства», — уверена искусствовед и специалист по зарубежной живописи Ирина Гуртовенко.

    Здесь важно пояснить, что ситуация с Charlie Hebdo может быть не до конца ясна тем, кто не знаком с догмами ислама. В этой религии запрещено антропоморфное изображение пророка, это считается «грехом», а все изображения и орнаменты в мечетях — только растительные. Роскомнадзор уверяет наc: «Позиция государственных органов власти, в том числе контрольно-надзорных в сфере СМИ в отношении карикатур религиозной тематики всегда была однозначна и последовательна». В таком случае непонятно, почему советский сатирический журнал «Крокодил» боле полувека высмеивал религии, их обряды и представителей? В 1973 году журнал вышел с карикатурой на Мухаммеда (в русскоязычной среде чаще употребляется Магомет) на обложке. И это при том, что в ряде республик Советского Союза мусульмане составляли подавляющее большинство.

    Юрист Владимир Горбенко, проконсультировавший нас в момент сомнений о публикации обложки «Крокодила» 40-летней давности, сообщил, что «состава статьи 282 „Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства“ в карикатуре нет».

    Еще чаще «Крокодил» высмеивал православных священников.

    В Роскомнадзоре нам признались, что с «Крокодилом» ситуация действительно щекотливая. И ведомство все-таки не рекомендовало бы публиковать карикатуры на тему религии — в связи с ожиданием нового номера «Шарли» редакции нужно быть максмально осторожной с публикацией. Особо важен сопроводительный текст — он не должен призывать к межнациональным и религиозным конфликтам. Впрочем, Роскомнадзор не вправе проводить экспертизу и определять, какие материалы являются экстремистскими, а какие — нет. Если уж никак не обойтись — то карикатуры на священнослужителей — вариант более оправданный, чем на святых или пророков, сообщили журналистам в ведомстве.

    Карикатуристы рекомендации Роскомнадзора восприняли в шытки. «Их текст юридически безграмотный, — остро отреагировал специалист по карикатуре XVII — XVIII веков, художник и сотрудник Государственного Эрмитажа Алексей Митин. — Хотя бы потому, что карикатура необъективна, выражает прежде всего мнение автора по какому-либо вопросу или о каком-либо лице, как правило, в утрированном виде. А по сему она не является средством массовой информации». Юрист Владимир Горбенко оценивает ситуацию сдержаннее: «Дело не в том, на какую тему карикатура, а в том, что она в себе несет, — прокомментировал он. — Если Мухаммед поливает цветы, например, в этом ничего экстремистского нет. А вот если он убивает христианина, то это уже прямое разжигание межрелигиозного конфликта. В принципе под экстремизм может подойти любой рисунок подобного содержания, не обязательно карикатура».

    Впрочем, заметно, что у российской власти тоже нет четкой единой позиции относительно карикатур. В выходные в Ингушетии состоялся 20-тысячный митинг против карикатур на пророка. Митингующие выступали за мир и сообщали, что «Мы любим Мухаммеда». При этом мэрия Москвы аналогичный митинг согласовывать отказалась.

    Сегодня в Грозном прошла акция «Любовь к пророку Мухаммеду и протест против карикатур». В ней, по данным МВД России, приняли участие более 800 тысяч человек.

    Анастасия Семенович

    Источник: saint-petersburg.ru


Тэги
Развернуть