• 18.04.2016

    С 24 по 26 марта прошла VIII международная конференция «Мистико-эзотерические движения в теории и практике»

    С 24 по 26 марта в Санкт-Петербурге в Русской христианской гуманитарной академии прошла восьмая международная конференция «Мистико-эзотерические движения в теории и практике», тему этого события организаторы обозначили как «Мистицизм и эзотеризм в мире технологий». Мероприятие прошло по инициативе Ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма, а также при содействии Европейского общества исследователей западного эзотеризма и Русской христианской гуманитарной академии. Конференция собрала ряд ведущих западных и российских исследователей эзотеризма.

    Одним из важных событий конференции стало присутствие гостей из Европы: Андреаса Килхера, президента Европейского общества исследователей западного эзотеризма (Цюрих),

    Хенрика Богдана, профессора Гётеборгского университета (Швеция),

    а также Ваутера Ханеграафа, профессора Амстердамского университета, заведующего кафедрой истории герметической философии и связанных с ней течений (Нидерланды), чья книга «Западный эзотеризм. Путеводитель для запутавшихся» была презентована во второй день конференции.

    Подготовка к этому изданию стала своеобразным итогом более чем двадцатилетней работы ВГБИЛ как московского центра регулярных научных конференций и выставок по истории и исследованиям эзотеризма.

    До участия в конференции в качестве репортера я еще не была знакома с таким явлением как академическое изучение эзотеризма, но для себя отметила несколько интересных докладов.

    Например, социологическое исследование почетного профессора Университета Исландии Эрлендура Харальдсона «Reincarnation and Belief in Life after Death: National and Denominational Comparisons». На основе статистических данных опроса The European Values Survey он рассказал, как относятся к вопросам жизни после смерти, в частности к реинкарнации, в разных странах Европы.

    Согласно результатам опроса в 2011 году в России получились следующие результаты: не верят в жизнь после смерти — 32,8%, верят в жизнь после смерти, но не в реинкарнацию — 24,2%, верят в реинкарнацию — 26,1%, затруднились с ответом — 23%. Согласно этим данным, который озвучил докладчик, видно, что светский тип мышления (55,8%) в России преобладает над религиозным (44,1%), в докладе эти понятия соответствуют терминам «secular view» (включает в себя атеистическое и агностическое мировоззрения) и «religious veiw».

    К. т. н., доцент Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого Е. Г. Бердичевский выступил с докладом «Компьютерная виртуальная реальность как среда для эзотерических практик». КВР — это созданный техническими средствами искусственный мир, воспринимаемый человеком через его ощущения в реальном времени. Докладчик отметил, что КВР часто используют в развлекательных целях, некоторые ее элементы можно увидеть, например, в 5D кинотеатрах. В различных системах погружения в КВР предусмотрена ориентация с помощью слуха, имитация тактильных ощущений и даже обоняния. Это позволяет с высокой достоверностью воспроизводить ритуальные действия, обряды, мистерии. Во время перерыва я попросила у Евсея Григорьевича объяснить разницу между имитацией эзотерической практики и самой реалистичной компьютерной игрой. На что ученый шутя ответил, что может навести на меня порчу, однако только виртуальную, и все переживания я смогу испытать только находясь внутри этой виртуальной реальности, так что можно не бояться.

    Любопытным было выступление П. Н. Костылева, старшего преподавателя Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, который в своем докладе о современной массовой культуре поднял вопрос о «переносе сознания» в рамках «компьютерной метафоры» (сознание = компьютер), поддерживаемой в научно-популярной литературе общего характера и трансгуманизме. Он затронул литературные жанры научной фантастики, фэнтези, литературы новых специфических поджанров (например, litRPG) и поджанры кинофантастики (сюжет «обмена телами» / «загрузки сознания»). На вопрос из зала о том, почему сейчас популярны фильмы о зомби, Павел Николаевич охарактеризовал это явление термином А. А. Тахо-Годи «миксантропология», который в современных культурных условиях означает смешение человека с кем-то еще. Человек + летучая мышь = вампир, человек + животное = оборотень, живой человек + мертвый человек = зомби. «Миксантропологические образы возникают, когда люди недовольны своей собственной антропологией, как социальной, так и экзистенциальной», — объяснил докладчик. На мой взгляд, тема доклада, как и вопросы, которые задавали слушатели, очень интересные и актуальные, их стоит развивать и дальше.

    Другим интересным выступлением считаю доклад независимого исследователя Д. Б. Зеленцова из Воронежа, который прочитал заключительный из заявленных на конференции докладов «Нейротеология: перспективная наука о религиозном опыте». В нем он рассказал об этом современном междисциплинарном направленим, ставящем своей целью изучение религиозного опыта и связанного с ним поведения в контексте нейрофизиологии. Проще говоря, ученые опытным путем установили, что во время религиозных переживаний у человека задействуются одни и те же зоны головного мозга. Докладчик отметил, что нейротеология представляет собой перспективное направление в изучении мистико-религиозных феноменов, опирающееся как на современные данные естественных экспериментальных наук, так и на накопленный веками свод теологических и эзотерических знаний.

    В течение трех дней было прочитано более 30 докладов, конференция велась на двух языках с синхронным переводом по двум параллельным секциям, по итогам планируется выход сборника научных трудов.

    Российское религиоведение активно развивалось в последние двадцать пять лет, однако место исследованию эзотеризма в нем пока не находилось, это видно и по признанию многих участников конференции: попытки рассмотреть этот вопрос с академической позиции в основном предпринимались энтузиастами. Но благодаря этим первопроходцам, которые не остановились на своем пути, академическое сообщество получает такой качественный результат сегодня: ежегодные конференции, магистерская программа, журналы, множество публикаций, переводная деятельность, активное международное сотрудничество и многое другое. Хочется пожелать организаторам и участникам не останавливаться на достигнутом, а продолжать этот важный труд.

    Секретарь и член совета АИЭМ Станислав Панин ответил на вопросы «РЖ».

    Что такое исследование эзотеризма с академической позиции?

    Очевидный ответ на этот вопрос состоит в том, что научное изучение эзотеризма предполагает изучение эзотеризма с использованием научных методов и с опорой на научные знания в смежных областях. В целом, это междисциплинарная область исследований, в которой представители различных научных дисциплин пытаются применить научные методы этих дисциплин к изучению эзотеризма.

    Какие организации в России занимаются этим? Есть ли подобные кафедры при университетах? Есть ли ученые, которые выбрали это направление приоритетным для себя?

    В России исторически сложилось так, что формально изучение эзотеризма включено в область религиоведения, несмотря на то, что эзотеризм не является, конечно, разновидностью религии. Поэтому специальных кафедр такого профиля нет, а самый прямой путь к изучению эзотеризма лежит через кафедры религиоведения. Например, магистерский профиль «Мистико-эзотерические традиции» в РХГА реализован именно в рамках магистратуры по религиоведению.

    На практике же изучением эзотеризма занимаются на разных кафедрах историки, психологи, культурологи, филологи и т.д. Если же говорить об организациях, то, насколько мне известно, АИЭМ является единственной специализированной организацией на постсоветском пространстве, ставящей своей целью развитие академического изучения эзотеризма.

    Что касается ученых, работающих в этой области, то можно назвать много фигур, так или иначе вовлеченных в такие исследования. Проще всего посмотреть оглавления сборников конференций АИЭМ и журнала «Алитер», чтобы составить себе представление об именах и поднимаемых темах.

    В какой стадии находится развитие этого научного направления в России?

    Даже по мировым масштабам академическое изучение эзотеризма — молодое направление. Если отсчитывать историю его институционального оформления от появления Института Варбурга, то получится, что это 1920-е годы.

    Тем более это относится к России. Хотя исследования в этой области проводились еще до 1917 года, не более десяти лет назад исследователи эзотеризма в России начали активно формировать собственную идентичность, отличную от идентичности историков, религиоведов и других специалистов, и этот процесс оформления сообщества все еще не завершен.

    С какими проблемами приходится сталкиваться российским ученым, которые занимаются исследованием эзотеризма?

    Отсутствие до недавнего времени специализированных учебных программ, например, обуславливало недостаточно стабильное воспроизводство специалистов в этой области и невозможность создания более-менее устойчивых научных центров в рамках ВУЗов. Да и уровень публикуемой литературы по академическому изучению эзотеризма также остается весьма неоднородным: наравне с интересными и глубокими исследованиями нередко появляются и работы весьма сомнительного качества, которые дискредитируют само направление исследований.

    Но это что касается внутренних проблем. В то же время, существует постоянное давление на академическое изучение эзотеризма с нескольких сторон.

    Во-первых, я имею в виду появление работ таких авторов как В.А. Кувакин, которые не обладают абсолютно никакой компетенцией в академическом изучении эзотеризма, но при этом упорно публикуют посредственные работы с «разоблачениями», скажем, астрологии, наполненные большим количеством банальных фактических ошибок.

    Во-вторых, я имею в виду работы «сектоведческого» толка, которые рассматривают эзотеризм с позиций определенной конфессии. В них изучение эзотеризма подменяется, фактически, изложением позиции определенной конфессии по поводу эзотеризма, в пользу которого авторы ищут или выдумывают подтверждения. В любом случае, нужно понимать, что такие работы рассказывают нам не о самом эзотеризме, но скорее о той конфессии, к которой относит себя автор такой работы.

    Наконец, в современной психиатрической литературе, публикуемой на русском языке, можно встретить работы, претендующие на рассмотрение эзотеризма с нозоцентрических позиций, т.е. пытающиеся редуцировать эзотерический опыт к психическим расстройствам. Такие работы — еще один вариант ухода от реального академического изучения эзотеризма.

    А главная проблема здесь в том, что к настоящему времени все еще не сложилось корректного представления о том, кого именно можно считать специалистом по изучению эзотеризма. Журналисты, например, запросто могут обратиться за консультацией по поводу эзотеризма (в зависимости от собственных мировоззренческих предпочтений) к священнику, или к какому-нибудь физику, биологу, психиатру.

    Что есть у западных коллег, чего нет у нас? Какие шаги предпринимаются по сокращению этой дистанции?

    Прежде всего, у западных коллег есть много качественной обзорной литературы для начинающих исследователей, которая у нас представлена по-прежнему крайне слабо. Я говорю не об узкоспециализированных монографиях, а об обзорных работах, в которых объяснялось бы, что такое западный эзотеризм и как его можно исследовать с академических позиций.

    Перевод книги В. Ханеграафа «Западный эзотеризм. Путеводитель для запутавшихся» — одна из первых попыток восполнить этот пробел. Попытка эта, несомненно, крайне значимая, но совершенно не достаточная. Книга представляет вполне определенный подход к этой теме, сформулированный Ханеграафом, который сам по себе не бесспорен. То, что нам нужно сейчас — больше подобной литературы, качественной и разнообразной, причем не только переводной, но и оригинальной. Такая литература обязательно должна показывать многообразие существующих подходов.

    Ну и, конечно же, у западных коллег намного больше ресурсов для проведения исследований. Я имею в виду наполнение библиотек новой научной литературой и подписки на научные журналы. Это, пожалуй, одна из наиболее серьезных проблем для российских исследователей.

    Олеся Сучкова


Тэги
Развернуть