• 19.08.2014

    Блог редактора: о белой горячке, топоре, бабушке и «Слово жизни»

    В Пензенской области бабушка зарубила внучку топором. Автор новости высказал версию, опираясь на свидетельство соседей, что невменяемость старушки была связана с ее походами в местную религиозную организацию «Слово жизни». Первым об этом написало ИА «Тема Пенза», эстафету подхватило цитируемое «Балтинфо», а у него в свою очередь - NewsRU.com и VPenze.ru. Были перепечатки, в которых не упоминалась церковная община, но мы не знаем, сознательно ли редакторы изданий отвергли версию про сектантство, или так выглядела новость в первоначальном варианте. Важно то, как преподнесли информацию о религиозной организации журналисты:

    БалтИнфо: посещала нетрадиционную церковь «Слово жизни», сторонники которой не всегда адекватно воспринимают реальность, и на этой почве могут совершать безумные поступки. 

    Толерантно? По-моему, очень. Особенно, если учитывать тот факт, что «Слово жизни» есть на территории всей России. Ладно написали, но где доказательства, где проведенное исследование? В ином случае выглядит как страшилка на ночь. В общем, +1 в ненависть к безликому врагу.

    VPenze.ru: Бабушка-убийца несколько лет посещала протестантскую церковь «Слово жизни». Деятельность данной организации называют сектантской, указывая на то, что адептам секты причиняется глубокий вред психическому здоровью и изменяется их личность.

    Люблю безымянные источники.

    Издание также привело справку об организации.

    «Слово жизни» — религиозная община, относящаяся к группе «Движение веры», также - Международное объединение поместных протестантских пятидесятнических общин. На конфессиональном поле позиционируют как протестантское движение умеренно-харизматического направления, а также как неопятидесятническое движение.

    Умеренно-харизматического направления, откуда эти классификации? Было бы здорово источник информации.

    В России церкви «Слово жизни» объединены в «Ассоциацию церквей христиан веры евангельской "Церкви веры"». Ассоциация в свою очередь входит в «Российский объединённый союз христиан веры евангельской».

    И Союзу досталось. «Слово жизни» - зарегистрированные местные организации по регионам, они регулярно проходят проверки, неужели журналисты думают, что органы юстиции станут регистрировать НКО, членами которого являются «невменяемые адепты», рубящие своих внучек топорами? 

    Все было бы так грустно, если бы не маленькие победы. Я как увидела этот «новостной повод» сразу написала тому, кого я знаю из Пензы, им оказался Сергей Киреев (пастор церкви, в журналистской среде известен как редактор газеты «Живая вера»). Он согласился помочь, тем более что является полномочным представителем начальствующего епископа РОСХВЕ по Пензенской области. Сергей написал в несколько изданий, как результат - один портал (TemaPenza) убрал упоминания о «Слове жизни», изменив на некую «ортодоксальную секту», а VPenze.ru опубликовали опровержение.

    «То, что подобная информация стала распространяться в СМИ, очень печально. Неизвестно, что стало причиной упоминания протестантской церкви. Возможно, место имеет провокация. Само упоминание о белой горячке уже говорит о том, что данная женщина не посещала протестантскую церковь, так как данный образ жизни не соответствует принципам протестантов. Кроме того, данная церковь располагается в Пензе, и не распространялась на территории области, в том числе и в Земетчине»,- рассказал Сергей Киреев.

    По поводу остальных СМИ: им были написаны письма с той же просьбой опровергнуть, либо убрать, но запрос до сих пор остался неудовлетворенным. С другой стороны, хорошо, что решен вопрос с региональными изданиями, которые в следующий раз уже будут внимательнее относиться к использованию в своих статьях непроверенной информации.

    О белой горячке, топоре, бабушке и «Слово жизни». Казалось бы, что общего между этими словами? Но журналист, который не переживает за репутацию своего издания и доброе имя тех, о ком он пишет, сумеет справиться и с этим.

    Топор и бабушку русский читатель вполне сможет совместить в своем воображении, представляя себе унылый Петербург Достоевского и оружие, занесенное как приговор над старухой-процентщицей. «Тварь ли я дрожащая или право имею», - спрашивал сам себя главный герой этого романа. Так, совершив преступление в начале произведения, остальные 500 страниц он получал свое наказание, которое не закончилось каторгой, а осталось с ним на всю жизнь. 

    Совершает ли преступление журналист, который использует непроверенные данные в своих работах? Закон говорит, да. Чувствует ли он себя виноватым, рефлексирует по этому поводу? Вопрос. Однажды я рассказала моему знакомому юристу, что нужно учить журналистов быть честными, мол, посмотрите, сколько ерунды они пишут, к примеру, про разные религиозные организации. На что он серьезно так ответил, а что вы хотите, это же их работа! То есть, получается, у строителя работа - строить, у врача - лечить, а у журналиста всех обманывать? А если строитель неправильно положит фундамент, а врач поставит неточный диагноз пациенту, что произойдет? Катастрофа, гибель кого-то. Точно также и с фактами, который журналист намеренно или по халатности смешивает и подает на первое, второе и третье. Впрочем, что мне вас учить, вы взрослые люди.

    Олеся Сучкова


Тэги
Развернуть